Монашество – суть и понятия учения

“Мы должны принять как аксиому положение, что монашество не представляет собой какой-то особый идеал, отдельный от общего христианского идеала. Никакого конкретного идеала вообще не может быть, поскольку идеал Христа вечен, неизменен и бесконечен” (Иларион (Троицкий)).

Понятие и основы православного монашества

Митрополит Евлогий (Смирнов) служил в сложное и трудное время.

15 марта 1965 года наместник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Платон (Лобанков) постриг его в монашество, приняв имя Евлогий в честь мученика Палестины. В 1966 году он окончил Московскую духовную академию со второй степенью доктора богословия, защитив диссертацию на тему “Дом Божий по учению св. Иринея Лионского”.

23 мая 1983 года он был назначен наместником Данилова монастыря в Москве, где оставался до сентября 1986 года. Данилов монастырь был первым монастырем в Москве, возвращенным советской властью Церкви. Монастырь, закрытый в 1930-х годах, был передан для реставрации и создания духовно-административного центра Русской церкви в рамках подготовки к 1000-летию крещения Руси.

С 13 августа 1988 года назначен на должность викария Введенской Оптиной Пустыни.

В житии преподобного Сергия Радонежского описывается такой случай: “Однажды ночью в своей келье преподобный услышал голос, зовущий его по имени: “Сергий! Открыв окно, Сергий увидел необыкновенный небесный свет и множество “красных птиц обильных”. Затем торжественный голос произнес: “Как ты видел эту птицу, так умножится и стадо твое; и если они захотят идти по твоим следам, то не преминут”. Владыка Евлогий (Смирнов) был благословлен на восстановление Оптиной пустыни, места расцвета скитов, и он достойно исполнил свое послушание.

Решением Священного Синода от 16 июля 2013 года он был назначен главой новой Владимирской митрополии, а 18 июля 2013 года возведен в сан митрополита Святейшим Патриархом Кириллом за богослужением в Троице-Сергиевой лавре.

Владыка Евлогий (Смирнов) отличался искренней любовью к Богу и народу, смирением и самоотверженным служением и вместе с тем простотой жизни, что, несомненно, отразилось в его трудах и архипастырских наставлениях.

Его “Концепция и основы православного монашества” написана простым и понятным для всех языком, наполнена глубоким смыслом и полезна для каждого христианина, включая монашествующего.

Мы предлагаем вам свои работы.

Метрополит Марк из Вятки и Слободского района

Концепция и основы православного монашества

Монашество Православной Церкви занимает особое место в ее духовной деятельности, особенно с учетом его направленности. Дело не в том, что оно имеет свои собственные цели в духовной жизни, отличные от целей самого христианства. Монашество не является сверхзадачей. Оно вовсе не создает новое христианство и ни в коем случае не претендует на то, чтобы заменить идеал жизни, принесенный христианством: Православное монашество представляет собой лишь один из путей осуществления христианства, вытекающий из тех же заповедей Христа Спасителя, соблюдение которых неизбежно связано с духовными усилиями человека, с его подвигом.

В монашестве мы находим не абстрактную человеческую доктрину и философию, не конкретное направление богословской мысли, а “совершенно законченный и целостный тип христианской жизни”

Читайте также:
Устройство храма - суть и понятия учения

Ни один христианин не является неподвижным, и поэтому, когда мы говорим о сути монашеской практики, мы говорим о том, что близко и родственно христианскому образу жизни, записанному в Откровении Святого Евангелия, в учении святых апостолов и в живом опыте подвижников веры и благочестия”.

В монашеском образе жизни заложена, прежде всего, фундаментальная христианская идея о полной отдаче человека Богу, его высоком духовном посвящении своему Творцу и Спасителю, из любви и веры в которого он отказывается от низших несовершенств жизни – мирской, временной суеты – чтобы приобщиться к высшей, совершенной, божественной форме жизни, вечной и блаженной.

“Мы избрали для себя, – говорит святой Феодор, основатель монастыря Студий в Византии, – не военное или гражданское звание; мы избрали одно, гораздо более великое и бесконечно более совершенное, чем все они – небесное служение, или, точнее, истинное и прочное служение, которое состоит не в словах, а только в делах.

Безграничная благость и милосердие Бога призывает всех людей к вечному спасению и духовному совершенству, не желая никому и никакой погибели. Но не все слышат и откликаются на Божий призыв, не все решаются расстаться с земными вещами и взять на себя “благое иго” Христа, обещающее особое духовное утешение здесь и во всей полноте в веке грядущем. Он дает всякий подвиг каждому человеку в зависимости от его духовных способностей и сил, не нарушая его нравственной свободы. В Церкви Христовой уже давно существует мнение, что такие евангельские идеалы, как девство, являющееся признаком чистоты, должны быть осуществлены только теми, кому это дано по благодати (Мф. 19:11), кто призван к этому благодатью Христа.

У святых отцов Церкви мы находим мысль о том, что так называемые христиане чаще всего были монахами.

Монах авва Пафнутий, о котором пишет в своей книге святой Кассиан, учит, что монашество – это особый призыв Бога, которому следовали люди самого разного происхождения и звания – некоторые из них в прошлом были довольно низкого происхождения и даже бедного статуса, но печать их особого выбора была заметна на вершине их жизни.

Как учит Святое Евангелие, понятие монашества объединяется с осознанием потребности души в спасении от духовного разрушения и вечной смерти в силу наказания за грехи.

Монашество – это подвиг не одного дня, а всей напряженной жизни. Этим постоянным подвигом, учат святые отцы Церкви, человек приходит к познанию своей заблудшей природы и своего падшего состояния. “Нужны чувства, – говорит учитель монашеской жизни епископ-аскет Игнатий Брянчанинов, – натренированные долгим временем, чтобы отличать добро от зла.

“Говоря о совершенстве монашеской формы жизни, мы исключаем горделивую мысль о ней. Мы говорим о необходимости совершенства в христианстве, без которого нет христианства.

Читайте также:
Пятая заповедь: «Почитай отца своего и мать свою» - суть и понятия учения

Цель монашеской жизни, – говорит епископ Игнатий, – не только в достижении спасения, но прежде всего в достижении христианского совершенства.

Идеал спасения – это идеал “обожествления”, а средство достижения этой цели – обретение Духа, средство духовного усилия.

В совершенстве духа заключена сила и смысл иноческой жизни. В этом смысле, говоря образно, монашество есть «иное жительство», вне «пребывающего града» и как бы некий, новый и особый «град».

Однако строго говоря, от монаха Церковь Хри­стова не больше требует, чем от мирянина. Перед Су­дом Божиим люди дадут отчет не в звании земном, но в деятельности, какую начертало святое Евангелие для их жизни и спасения.

По словам святого Иоанна Златоуста, “Те, кто думает, что от монаха требуется одно, а от мирского человека – другое, сильно ошибаются.” Этот счет является общим для всех них. Ибо кто напрасно гневается на брата своего, будь то монах или мирянин, тот одинаково оскорбляет Господа. Все люди должны стремиться к совершенству.

Отсюда нельзя счи­тать, что только в мона­шестве возможен путь спасения. Известно, что в миру христиане дости­гали высоты духовного совершенства не менее, чем в пустынях и мона­стырях. Так, в житии преп. Антония рассказывается об одном башмачнике, до­стигшем великой добродетели смирения, которой не имел сам пустынник.

Следовательно, вопрос спасения в Церкви не определяется внешним названием, которое мы часто используем для сокращения нашей веры. Понятие спасения осмысливается как духовно-нравственная деятельность человека, основанная на учении святого Евангелия и понимании святых отцов Церкви.

” Истинное монашество по самому существу своему состоит не в черных одеяниях, постах, долгих молитвах, не в умерщвлении плоти и исключительных заботах о своем личном спасении, – читаем мы у церковного историка и богослова Н. Каптерева, – а только в исполнении заповедей Христовых, в деятельном, непрестанном проявлении к ближним любви, правды, милосердия, без которых никто не может спастись”.

Истинное монашество – это нелегкий подвиг. Да, это иго, но это иго особенное, “иго Христово”. Оно хорошо для тех, кто его несет, и легко для тех, кто делает это с Божьей помощью.

На первый взгляд, мысль об отречении заставляет большинство людей рассматривать монашество как нечто странное, неестественное и потому невероятное явление в духовной жизни. Но этот взгляд слишком поверхностен. Монашеская жизнь – это не лишение человеческого духа, это лишение самой жизни. Напротив, монашеская жизнь находит для человека такую жизнь, которая удовлетворяет его самым совершенным образом, утешает его и “делает его счастливым до мозга костей” (Пс 50). Отказываясь от всех злых и мирских страстей, избегая великой суеты жизни, монах создает в себе высокое состояние ума, которое делает его счастливым. По словам святого Иоанна Кассиана, самые строгие аскеты говорят: “Воздержание не утомляет нас, труд бдения радует нас, послушание, благочестие, лишение всего земного и это пребывание в пустыне совершается с удовольствием.

Читайте также:
Догматы, каноны, богословские мнения - суть и понятия учения

Христианский аскетизм настолько разумен, что не может быть сомнений в его важности в жизни. “Почему мы должны осуждать человека, который борется со своей плотью, углубляется в себя и касается своей души, чтобы выкорчевать страсти, препятствующие его нравственному прогрессу?

Православное монашество является ярким примером евангельского духа жизни и служит Церкви Христовой могучей моральной поддержкой в осуществлении ее апостольских целей и миссий в этом мире, как наставлял Господь Иисус Христос”.

Архимандрит Евлогий (Смирнов), наместник Московского Свято-Данилова монастыря

Монашество

Монашество (от греч. μοναχός – уединенный, безбрачный, также живущий в уединении восходит к μόνος – один, одинокий) – это образ жизни православных христиан, которые полностью посвящают себя молитве и аскетическому подвигу.

monashestvo - Монашество

Русских монахов называют монахами, а монашество – монашеством (от “другой”).

Аскеты старой веры уходили из мира не из-за страха не спастись, а потому что это было неинтересно. Они отправились в пустыню не как в темную и сырую могилу, а как в цветущую и радостную духовную землю. Диадох Фифийский (V век) сформулировал общий принцип ухода из мира: “Мы добровольно отказываемся от сладости этой жизни только тогда, когда вкушаем сладость Бога в целостном ощущении полноты”.

Монашеству предшествует послушничество и дедовщина. В традициях Русской Православной Церкви после успешного завершения послушничества существуют степени монашества, различающиеся количеством принятых перед Богом обетов, различными правилами аскетического поведения, послушаниями и внешней монашеской одеждой: ряса, инокиня (в женских монастырях), малая и большая схима.

«Монахи сути те хри­сти­ане, кото­рые остав­ляют все по воз­мож­но­сти земные заня­тия для заня­тия молит­вою, – доб­ро­де­те­лью, высшею всех доб­ро­де­те­лей, чтоб посред­ством ее соеди­ниться во едино с Богом, как сказал Апо­стол: «соеди­ня­ю­щийся с Гос­по­дом есть один дух с Гос­по­дом» ( 1Кор. 6:17 ). А как молитва заим­ствует свою силу из всех прочих доб­ро­де­те­лей и из всего учения Хри­стова: то монахи при­ла­гают осо­бен­ное тщание к испол­не­нию еван­гель­ских запо­ве­дей, при­со­во­куп­ляя к испол­не­нию запо­ве­дей, обя­за­тель­ному для всех хри­стиан, испол­не­ние двух сове­тов Хри­сто­вых: совета о нес­тя­жа­нии и совета о без­бра­чии. Монахи житель­ством своим стре­мятся упо­до­биться житель­ству на земле Бого­че­ло­века: по этой при­чине святые иноки име­ну­ются – пре­по­доб­ными».
свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов «О мона­ше­стве»

«Мона­ше­ство по своему замыслу явля­ется под­ра­жа­нием образу жизни Христа. Еван­гель­ский Хри­стос откры­ва­ется нам как идеал совер­шен­ного монаха: Он не женат, сво­бо­ден от род­ствен­ных при­вя­зан­но­стей, не имеет крыши над голо­вой, стран­ствует, живет в доб­ро­воль­ной нищете, постится, про­во­дит ночи в молитве. Мона­ше­ство – стрем­ле­ние в мак­си­маль­ной сте­пени при­бли­зиться к этому идеалу, устрем­лен­ность к свя­то­сти, к Богу, отказ от всего, что удер­жи­вает на земле и пре­пят­ствует воз­не­стись на небо. Оди­но­че­ство есть непол­нота, ущерб­ность, в браке оно пре­одо­ле­ва­ется обре­те­нием дру­гого. В мона­ше­стве этот другой – Сам Бог».
епи­скоп Ила­рион (Алфеев)

«Чело­век всту­пает в брак сразу, одним дви­же­нием. Ника­кой «проб­ный брак» по суще­ству не допу­стим и не воз­мо­жен. Брак тре­бует боль­шой отваги, реши­мо­сти – и готов­но­сти ко вза­им­ной жертве. Путь к мона­ше­ству, в отли­чие от брака, состоит из ряда после­до­ва­тель­ных шагов, кото­рые длятся иной раз по многу лет: за это время чело­век вполне успе­вает узнать и почув­ство­вать мона­ше­скую жизнь».
иеро­мо­нах Мака­рий (Маркиш)

«Монах есть тот, кто, будучи обле­чен в веще­ствен­ное и брен­ное тело, под­ра­жает жизни и состо­я­нию бес­плот­ных. Монах есть тот, кто дер­жится одних только Божиих словес и запо­ве­дей во всяком вре­мени и месте, и деле. Монах есть все­гдаш­нее понуж­де­ние есте­ства и неослаб­ное хра­не­ние чувств. Монах есть тот, у кого тело очи­щен­ное, чистые уста и ум про­све­щен­ный. Монах есть тот, кто скорбя и болез­нуя душею, всегда памя­тует и раз­мыш­ляет о смерти, и во сне и во бдении. Отре­че­ние от мира есть про­из­воль­ная нена­висть к веще­ству, похва­ля­е­мому мир­скими, и отвер­же­ние есте­ства, для полу­че­ния тех благ, кото­рые пре­выше есте­ства».
пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник

ОСНОВЫ МОНАСТЫРСКОГО ДЕЛА

Читайте также:
Шестая заповедь: «Не убивай» - суть и понятия учения

Уставом Свято-Троицкого Александра Свирского монастыря установлено следующее:

  1. Структура монашеской жизни основана на учении Священного Писания и Отцов Церкви и на врожденном стремлении человеческого духа к достижению высшего нравственного совершенства через самоотречение. Цель монашеской жизни – самое тесное единение с Богом, обретение Божественной благодати и достижение высшего духовного совершенства.
  2. Цель монашества достигается добровольным, неуклонным исполнением христианских заповедей и основных монашеских обетов, важнейшими из которых являются: Благочестие, целомудрие и послушание. Несторианство заключается в полном отречении от мира, то есть от своего имущества, мирских занятий, мирских почестей и титулов. Пища, одежда и другие предметы первой необходимости должны использоваться только для сохранения жизни и здоровья, а не для удовольствий и желаний, и поэтому их следует использовать с большой сдержанностью. Обещание не быть свободным от Пятидесятницы основано на следующих словах Христа: “…если хочешь быть совершенным, пойди, продай, что имеешь, и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и следуй за Мною…”. (Матф. 19, 21). ( Мф. 19:21 ). Целомудрие заключается в постоянной жизни безбрачия, то есть в полном воздержании от всего, в постоянном воздержании души от нечистых мыслей и желаний. Обет целомудрия основан на следующих словах Писания: “Кто может воздержаться, пусть воздерживается”. (Матф. 19:12). “Кто не хочет жениться, тот пусть думает о Господе, как ему угодить Господу”. (1 Кор 7:32).
  3. Послушание заключается в постоянном, добровольном и смиренном подчинении воле другого человека при твердом отказе от собственной воли и разума. Истинный послушный исполняет свое послушание в точности так, как ему приказано, ничего не опуская и не добавляя. Тот, кто дает обет послушания, подтверждается словами Писания: “[…] если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мною”. (Матф. 16:24); “[…] если кто хочет быть начальником между вами, да будет вам слугою”. (Матф. 20:26); “Но они не имеют правления, падают, как листья, а спасение – во многих советах”. (Пров 11:14).

Что значит “при­зва­ние к мона­ше­ству”?

Читайте также:
Святые - суть и понятия учения

– Это, прежде всего, при­зва­ние к оди­но­че­ству, любовь к бого­слу­же­нию, к молитве. Если чело­век при­ни­мает ино­че­ство из-за чего-то дру­гого, то он не выдер­жит бре­мени оди­но­че­ства. Нельзя ста­но­виться мона­хом только потому, что не нашлось под­хо­дя­щей неве­сты. Нельзя при­ни­мать мона­ше­ство исклю­чи­тельно потому, что на это бла­го­сло­вил старец или духов­ник, без сер­деч­ного стрем­ле­ния к внут­рен­ней молит­вен­ной жизни.
епи­скоп Вен­ский и Австрий­ский Ила­рион (Алфеев)

Преподобный Иларион (Пономарев)

Монахам велено смиряться, покоряться и искать прощения, и таким образом они оправдываются.

Монашество родилось из желания жить в точном соответствии с учением Евангелия. Действительно, среди городского шума и житейских забот кажется очень неудобным жить в точном соответствии с учением Евангелия, хотя каждый обязан это делать. Разница между монахами и мирянами заключается в том, что последним разрешается вести супружескую жизнь, в то время как первые выбирают супружескую (безбрачную) жизнь. Даже если вы живете только в монастыре, вы выбрали безбрачную жизнь. Вам следует чаще читать от начала 5-й главы до конца 10-й главы Евангелия от Матфея и стараться жить в соответствии с тем, что там написано. Тогда вы найдете порядок в своей жизни и утешение для своей души.

. Необходимо понимать, что монашество – это таинство, которое покрывает прежние грехи, подобно крещению. Тот, кто крещен до крещения, не может ощутить того, что он получает после, то есть внутренней силы для исполнения заповедей Божьих.

. Главное дело нашего исправления и спасения зависит от нас самих, а со стороны в этом бывает только вспомоществование, хотя и немалое, потому что в каждом деле и в каждом искусстве потребно показание. А без показания простолюдин лаптя не сплетет, девушка чулка не свяжет. Кольми паче монастырская и монашеская жизнь требует показания, и указания, и наставления, а со стороны учащихся требует несомненного приятия и повиновения, по Евангельскому слову: «что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте» (Мф. 23, 3). Эти Евангельские слова ясно показывают, что не следует разбирать жития и дела наставников, а только наставления их принимать, если они согласны со словом Божиим и не противны оному. А за дела свои каждый сам отвечает перед Богом, и наставник, и повинующийся.

Мой неблагодарный и неразумный Чад. Пусть ваша трусость знает, что никто не имеет права позволить кому-либо сойти с пути благочестия, на который он вступил. Ибо принявшие и оставившие монашество подобны Иуде-предателю, который ни у кого не спрашивал разрешения, но предал себя, и сам терпит горькую участь в аду. Пусть тот, кто имеет разум, не смеет подражать такому жалкому и несчастному человеку, но терпит временные неудобства и меньшие временные боли, чтобы получить вечную милость Бога, Который велик.

Читайте также:
Нагорная проповедь - суть и понятия учения

Понятие и основы монашества

Архиепископ Евлогий (Смирнов), Владимирская епархия

Он занимает особое место в жизни и духовной деятельности Православной Церкви, особое в том смысле, что здесь совершаются ее подвиги.

Дело не в том, что монашество имеет свои собственные цели в жизни, которые отличаются от целей самого христианства. Это не очень сложное достижение. Монашество не создает особого нового христианства, не претендует на замену идеала жизни, который предполагает христианство, но является лишь способом его реализации, хотя и на основе тех же заповедей Христа Спасителя, соблюдение которых неизбежно связано с действием.

В монашестве мы сталкиваемся не с абстрактным учением и философией людей, не с конкретным направлением богословской мысли, а с “особым, вполне законченным, целостным типом христианской жизни”. Христиане никогда не бывают статичными. Поэтому, когда мы говорим о сути монашеской практики, мы имеем в виду то, что относится к христианскому образу жизни, выраженному в Откровении Святого Евангелия и учении апостолов.

В монашеской жизни присутствует глубокая христианская мысль о посвящении человека Богу, о его высокой духовной жертве перед своим Творцом и Спасителем, ради которой он отказывается от низменных вещей жизни – мирской суеты – и ставит своей главной целью соединиться с самым высоким и совершенным образом жизни и мысли: достичь Царства Божьего и познания истины Христовой.

” Мы избрали для себя, – говорит преподобный Феодор, основатель Студийского монастыря в Византии (VIII век), – не воинское звание, не гражданское; мы избрали гораздо большее и несоизмеримо более совершенное, чем все это, – небесное служение или, точнее, истинное и прочное, которое состоит не в словах, а в самих делах.

Бог в Своей благости и любви призывает всех людей к спасению и духовному совершенству и не хочет, чтобы кто-то погиб. Но не все откликаются на Божий призыв, не все решаются взять на себя “благое иго” Христа, предпочесть духовные и небесные блага земным. С древнейших времен Церковь Христа считала, что евангельский идеал совершенства, например, девство, не может быть достигнут всеми, но “тем, кому дано” (Мф. 19:11), кто призван благодатью Христа. У святых отцов Церкви мы находим мысль о том, что так называемые христиане были в основном монахами.

Преподобный авва Пафнутий, о котором говорит в своей книге преподобный Кассиан, учит, что призвание к монашеству – это особое призвание Божие, которому следовали люди самого разного происхождения и звания; среди них есть такие, которые имеют совершенно непримечательное происхождение и даже порочное состояние в прошлом.

Монашеская жизнь в Церкви Христовой основана на необходимости спасти душу от греховного разрушения и обеспечить ее духовное совершенствование.

Читайте также:
Вторая заповедь: «Не сотвори себе кумира» - суть и понятия учения

Монашеская жизнь – это не достижение, она длится не один день, а всю жизнь, и характер у нее потусторонний. Это выражение постоянного покаяния, постоянной жалости к себе и к миру, “пронизанному злом”, в котором монах живет, стремясь к чистоте и святости. “Эмоции нужны, – говорит учитель монашеской жизни, епископ-аскет Игнатий Брянчанинов, – обученный в течение долгого времени различать добро и зло. “Когда мы говорим о совершенстве в монашеском образе жизни, мы исключаем горделивую мысль о нем. Мы говорим о необходимости совершенства в христианстве, без которого нет христианства”. “Цель монашеской жизни, – говорит епископ Игнатий, – не только в достижении спасения, но, прежде всего, в достижении христианского совершенства. “Идеал спасения – это идеал “божественности”, а путь к этому – обретение Духа, путь духовного аскетизма.

В совершенстве духа заключается сила и красота жизни вне мира, и это характерная черта монашеского призвания. В этом смысле монашеская жизнь – это “другое жилище”, “вне города, который является постоянным городом”, и своего рода новый и особый “город”. Но Церковь Христова требует от монаха не больше, чем от мирянина, который дает не меньшие обеты жить в Крещении. Люди должны дать отчет перед судом Божьим не за свое земное положение, а за те действия, которые святое Евангелие наметило для их жизни и спасения.

Церковь говорит: “Тот, кто думает, что к монахам и мирским людям применяются разные стандарты, весьма заблуждается. Все вещи на столе. Ибо кто напрасно гневается на брата своего, будь то монах или мирянин, тот одинаково оскорбляет Господа”. Все люди должны стремиться к одному и тому же уровню совершенства. Всякий раз, когда Он призывает нас войти в узкие врата. Господь обращается ко всем людям.

Нельзя считать, что только в монашестве возможен путь спасения. В миру христиане достигали высоты духовного совершенствования не менее, чем пустынники в монастырях. В житии преподобного Антония рассказывается об одном башмачнике, достигшем великой добродетели смирения, крайне удивившей пустынника.

Сестры в схиме

Таким образом, вопрос спасения в Церкви не обусловлен просто внешним титулом. Она обязательно требует нравственного и духовно активного отношения к земной жизни человека.

Как христиане, монашество означает стремление к Богу через полную преданность, добровольное служение и совершенное выполнение Его Божественной воли.

“Истинное монашество, по сути, состоит не в черных одеждах, постах, долгих молитвах, не в умерщвлении плоти и исключительной заботе о личном спасении, но только в исполнении заповедей Христа, в активном и постоянном проявлении к ближнему любви, истины и милосердия, без которых ни один человек не может спастись”.

Настоящее монашество по своей природе трудно. Она не терпит ни облегчения, ни появления, ни замены, ни выгоды, ни второстепенных целей. На первый взгляд, идея отречения от мира иногда смущает людей; они воспринимают монашество как нечто несоответствующее реальности. На самом деле он открывает иное существование, духовное существование. По словам преподобного Иоанна Кассиана, очень строгие аскеты говорят: “Воздержание не тяготит нас, мы наслаждаемся трудом бдения, послушанием, благочестием, лишением всего земного, и это пребывание в пустыне совершается с удовольствием”.

Читайте также:
Смерть и погребение христианина - суть и понятия учения

Аскетизм в рамках монашеской традиции настолько разумен, что его ценность в жизни не подлежит сомнению. “Зачем осуждать человека, когда он борется с плотью, углубляется в себя, копается в своей душе и пытается выкорчевать страсти, которые мешают его нравственному продвижению?

Формы монашеского жительства

Отшельничество (анахоретство, пустынножительство), отшельническая жизнь (келиотство) и общежитие – три основные формы монашеской жизни, восходящие к IV веку.

Отшельничество

Герметизм – это форма индивидуального монашеского подвига. Его основателями являются преподобные Павел Фивейский и Антоний Великий. Не все монахи способны на аскетизм в истинном смысле этого слова. Решение покинуть монашескую общину и заняться эремитизмом не должно приниматься необдуманно и произвольно без благословения настоятеля.

Монашество: путь христианина

Скитское житие

Отшельничество – это форма организации монашеской жизни, при которой монахи имеют индивидуальные, обычно изолированные цели, и каждый следует определенному монашескому правилу, собираясь только для посвящения. Основателем этого скита был преподобный Макарий Великий.

Общежитие

Общежитие — это способ организации быта монашеской общины, при котором иноки имеют общие богослужения, общий распорядок дня, общую трапезу, общее имущество. Основателем общежития является преподобный Пахомий Великий.

Введение. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИУДАИЗМА И ЕГО СУЩНОСТЬ

Введение. Истоки иудаизма восходят к Ветхому Завету (иудаизм признает 39 книг Ветхого Завета Писанием). Бог Ветхого Завета был открыт человеку с начала времен – евреи поклонялись

Уже в то время становилось все труднее отделить исторические события от религиозных. Отныне они имели тенденцию сливаться или накладываться друг на друга, тогда как в течение первых трех столетий христианской истории различие между ними

Стоит ли городским людям удаляться в пустыню?

Должны ли миряне и монахи в результате этого удалиться в пустыни и безлюдные места? Святой Иоанн Златоуст прекрасно отвечает на этот вопрос: “Что же, скажет кто-нибудь, неужели все живущие в городах погибают и оскудевают, и должны, оставив города пустынными, переселиться из городов в пустыню и жить в горах?”? . Нет, напротив, как я уже говорил, я желаю и молюсь, чтобы мы могли наслаждаться таким миром и чтобы тирания этих зол была настолько уничтожена, что не только живущим в городах не нужно было бы уходить в горы, но и живущие в пустынях, как давно скрывавшиеся беглецы, вернулись бы в свой город.

Однако, несмотря на это, святой Иоанн все же предпочитает монашеский путь спасения, называя его более удобным и совершенным, и призывает мирян к аскетической жизни как верному средству борьбы со страстями: “Все люди должны подниматься на одну и ту же высоту; вот что извратило всю вселенную, что мы думаем, что только монашествующим нужна большая строгость жизни, а остальные могут жить беззаботно. Если бы мы насадили этот плод в городах, если бы мы сделали дисциплину законом и началом, если бы мы научили наших детей прежде всего быть друзьями Бога и преподавали им духовные науки вместо всех других, то все скорби прекратились бы, настоящая жизнь была бы избавлена от бесчисленных зол, и то, что сказано о будущей жизни, то есть (Ис. 35:10), мы все имели бы и здесь.

Читайте также:
Десять заповедей Божьих: введение - суть и понятия учения

Если бы мы не зависели ни от денег, ни от пустой славы, если бы мы не боялись ни смерти, ни бедности, если бы мы считали горе не злом, а величайшим благом, если бы мы не знали ни вражды, ни ненависти, мы бы не страдали ни от своих, ни от чужих горестей, но человек был бы близок к самим ангелам. Но скажет ли кто-нибудь, кто из людей достиг такого совершенства? Конечно, вы так не думаете, живя в городах и не читая божественных книг; но если бы вы знали тех, кто жил в пустынях и в древности и кто упоминается в духовных книгах, вы бы убедились, что монахи, а до них апостолы, а до них (в Ветхом Завете) праведники, со всей верностью превзошли их в мудрости.

Если вы видите ошибку, выделите нужный текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Апостол Павел писал коринфянам: “Неженатый муж печется о Господнем, как угодить Господу; а женатый муж печется о житейском, как угодить жене. Незамужняя женщина заботится о делах Господних, чтобы угодить Господу, быть святой телом и умом; а замужняя женщина заботится о житейском, чтобы угодить мужу. Это не для того, чтобы связать вас, но чтобы помочь вам служить Господу благочестиво и неуклонно, без развлечения (I Коринфянам 7:32-35).

Монашество – самый короткий путь к достижению христианского совершенства

236777.p.jpg

Мы все должны идти к Истине, к Христу. В этом смысле монашество – самый короткий и удобный путь к единению с Богом. На этом пути ничто не должно отвлекать человека от главной цели его жизни – спасения во Христе: ни семья, ни имущество, ни заботы о мирских вещах и т. д. Не зря святой Кассиан Римский писал: “Монах – это человек, для которого существуют только он и Бог.

Как больной, поврежденный человек, он не позволяет овладеть собой тщеславию или самолечению; как больной человек, он не принимает посещение больницы (церкви) как свидетельство своего здоровья. Уединенный монах удаляется от мира, полностью отдавая себя Врачу-Христу, полностью посвящая свою жизнь лечению греха и страстей.

В многовековом опыте Церкви многие подвижники действительно достигли высот духовного совершенства. Побеждая свои страсти и насаждая на их месте христианские добродетели, эти мужчины и женщины смогли получить Божью благодать. Ведь человеческое сердце – это место, где встречаются Бог и человек.

Читайте также:
Ветхий Завет - суть и понятия учения

Согласно святому Иоанну Златоусту, монашеская практика должна быть:

Там мы увидим эту вершину смирения”. Есть люди, которые раньше блистали мирскими почестями или славились своим богатством, а теперь они сдержанны во всем: у них нет хорошей одежды, удобных домов, слуг, и, как бы ни были они грамотны, они во всем проявляют смирение. Они удаляют оттуда все, что может быть источником гордости, например, прекрасную одежду, великолепные дома, многочисленную прислугу, которая наполняет некоторых людей гордостью. Они сами разжигают костры, рубят дрова, готовят еду и обслуживают вновь прибывших гостей. Вы не увидите, чтобы кто-то оскорблял или обижал других, вы не увидите, чтобы кто-то принимал приказы или отдавал их, там каждый – слуга, каждый моет ноги незнакомым людям и старается оказать им услугу на глазах у других. И делают они это, не делая различия между рабами и свободными людьми, которые приходят к ним, но все служат одинаково. Нет ни великого, ни малого. Что это? То есть, там нет подчиненного положения? Напротив, существует большой порядок. Даже если там есть низшие, высший не смотрит на них свысока, а считает себя ниже их и таким образом становится великим.

И те, кто пользуется услугами, и те, кто им служит, имеют один и тот же стол; все они едят одну и ту же пищу, носят одну и ту же одежду, живут в одном и том же доме, ведут один и тот же образ жизни. Большим является тот, кто предупреждает другого, чтобы он выполнял самую низкую работу. Нет никакой разницы между моим и твоим”, – и оттуда эти слова были изгнаны, что привело к бесчисленным конфликтам. И чему удивляться, что у жителей пустыни одинаковый образ жизни, одинаковая пища и одежда, если у всех у них одна душа, не только по природе, но и по любви? И в таком случае, как он может возгордиться перед самим собой? Бедность, богатство, слава или бесчестие не существуют. Как может закрасться гордость и высокомерие? Добродетели бывают низшие и высшие, но, как я уже сказал, никто не ищет в них превосходства. В этой толпе нет льстецов и бездельников; более того, они даже не понимают, что такое лесть. Разве может быть что-то, что заставило бы их гордиться? Поскольку они равны во всем, они очень удобны в добродетели. Такое равенство, в самом деле, более способствует воспитанию низших, чем невольное подчинение высшим.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: