Кто такие сестры милосердия

Корабль спасения. Как живут и трудятся сёстры милосердия

кто такие сестры милосердия

Сестёр милосердия здесь сначала было всего 13. На их плечи ложилась огромная нагрузка. Прошло 23 года. Теперь здесь 100 сестёр милосердия и 13 направлений работы. Духовно окормлять сестричество, как и в первые дни, продолжает протоиерей Сергий Клюйко.

Под покровительством жён-мироносиц

Областная клиническая и детская больницы, детское отделение психиатрической больницы, областной перинатальный центр, кризисный центр матери и ребёнка, одинокие и многодетные матери, нуждающиеся многодетные семьи и семьи с детьми-инвалидами, одинокие старики, бездомные, следственный изолятор, тюрьмы – всё это подопечные сестричества.

15 февраля 2018 года умерла старшая сестра Александра Перькова. Почти 23 года она возглавляла сестричество. При ней оно крепло и развивалось. После смерти Александры Михайловны старшей сестрой стала Елена Химченко.

«Ну что вы, разве я тут главная? Главные у нас наши небесные покровительницы святые жёны-мироносицы Марфа и Мария, святая преподобномученица Елисавета», – скромно опускает глаза Елена.

Анастасия Маслакова и Елена Химченко.
Фото из архива сестричества

В сестричестве она с 2016 года. Приехала с Украины. Сначала попала в храм в Никольском, к отцу Сергию, пела на клиросе. Потом батюшка предложил Елене стать бухгалтером в сестричестве.

«Белгород меня поразил. Мы поехали на рынок покупать школьную одежду для детей. Зашли в первую палатку: «Нам что‑нибудь попроще, подешевле, мы беженцы с Украины», – рассказывает Елена Химченко. – Продавец сказала: «Подождите минутку».

И вдруг смотрю – приносит сумки, набитые одеждой. Говорит: «Это вам, бесплатно». Я разрыдалась. Господь помогает мне и ведёт по жизни. Я наблюдала за работой Александры Михайловны, которую она делала с большой любовью. Потом она поставила меня своей помощницей.

А в декабре 2017 года я стала сестрой милосердия.

Самые большие сложности – это моё несовершенство, страсти и грехи. В сестричестве прежде всего происходит работа над собой. Каждый день разные ситуации. И нужно проявить любовь, терпение ко всем, прочувствовать это всё, чтобы как‑то помочь. Особого таланта у меня нет и опыта руководства тоже, но всё само как‑то получается – помогает Господь и опыт сестёр.

Недавно мы ездили в паломническую поездку в Рыльск. Я задала вопрос игумену: «Как нам стяжать любовь между сёстрами? Ведь женский коллектив – это сложно, все очень эмоциональные». Он улыбнулся и сказал: «Жалейте друг друга. Любовь – это дар Божий. Её надо заслужить».

Мы молимся друг о дружке в домашней молитве, встречаемся вечерами, обсуждаем разные темы, ездим в паломнические поездки – всё это нас сближает.

Здесь чему‑то учишься и удивляешься каждый день. Вот пришла ко мне девочка с Украины. Она приехала сюда «за хорошей жизнью», но потеряла телефон и документы. Нужно ехать в Москву, чтобы их восстановить. Некоторые люди мне с сомнением говорили: «Ну зачем ты ей деньги даёшь? Обмана вокруг много». Она уехала. А потом мне сказали: «Да там месяц делают документы, и всё так дорого».

Я стала переживать, что дала ей мало денег. Думала – всё ли у неё получится? Прошло несколько дней, она звонит: всё сделала. Я расплакалась, поблагодарила Господа. Эта девочка ведь была из интерната. И когда потеряла документы, то в отчаянии подумывала о том, чтобы броситься под машину.

Этот случай дал мне понимание того, что пусть даже меня десять человек обманут, которым я помогла, но ради одной такой спасённой души стоит помогать».

Помоги другому – поможешь себе

Татьяна Дьякова в сестричестве уже 19 лет:

«Я жила в этом районе. Стала заходить в храм, начала исповедоваться, причащаться. Видела в храме женщин в белых косыночках с крестиками и в фартучках. Мне казалось, что это особенные люди. И когда видела их с ящичками для пожертвований, всегда хотелось опустить копеечку в этот ящичек.

Однажды заговорила с одной из сестёр. Она спросила, чем я занимаюсь. На тот момент я болела и лечилась. На следующий день были занятия в сестричестве, я пришла, хотела просто в уголочке посидеть, посмотреть, чем они занимаются.

Но так как нужно было идти в больницу (не хватало людей), меня сразу же назначили в одно из отделений.

Фото Анны Кущенко

Я включилась в работу. Стала ходить к больным людям. После того как стала помогать другим, начала выздоравливать. А ведь до этого серьёзно болела и долго лежала в больнице.

Когда я начала помогать в сестричестве, первое время меня муж даже на машине возил, потому что опасался, что я могу не дойти до больницы сама. Потом я стала читать больше духовной литературы, ходить на занятия, духовно подкрепляться. Пошли серьёзные послушания.

Я начала ходить в тюрьму, возглавляла отдел тюремного служения. Много лет общаюсь с заключёнными.

После светской работы состояние души какое‑то неуравновешенное, а здесь когда ты делаешь доброе дело, причём делаешь, не задумываясь о награде, то приходит чувство удовлетворения, настроение становится лучше, свои проблемы отходят на второй план. Сейчас я езжу также в детские дома, посещаю больных на дому.

Тюремное служение продолжается, хотя оно видоизменилось. Раньше у нас был конкретно первый изолятор, с которым мы работали. Его расформировали. Остался третий, где есть свой священник, но мы помогаем там, а также по всей области. Шлём посылочки, передачи, общаемся с заключёнными по всей России с помощью писем.

Посылаем медикаменты, духовную литературу.

Сёстры выбирают себе дело по душе, которое у них получается. Я считаю, что каждого Господь ставит на то место, где он может проявить себя».

Место душевного спокойствия

Марии Шемраевой 18 лет. Уже несколько месяцев в качестве православного добровольца она помогает в сестричестве и готовится стать сестрой милосердия:

Фото из архива сестричества

«У меня было желание помочь обездоленным людям, поэтому я обратилась сюда. Сейчас я сортирую вещи для обездоленных и многодетных семей. Помогала в детской больнице, кормила бездомных. Сложности есть, но я их не чувствую. С раннего детства родители водили меня в храм. Я полюбила церковь. Здесь я могу найти душевное спокойствие. Когда заходишь на территорию монастыря, суетные, бытовые проблемы уходят и ты остаёшься внутри наедине с самим собой.

Когда я пришла сюда помогать, то сначала не говорила родителям. Потом сказала. Они хорошо это восприняли. Сейчас учусь в медицинском колледже. Думаю, что продолжу работать в этом направлении».

На своём месте

Анастасия Маслакова в сестричестве уже год. Она помощница старшей сестры, руководитель пресс-службы сестричества и Молодёжного актива добровольцев:

«Здесь я чувствую себя на своём месте. Я устала от мирской работы, не находила внутренней гармонии, покоя, радости. Просила Бога получить возможность послужить ему в лоне Русской православной церкви. Господь дал мне такой кредит доверия, который предстоит оправдать. Впереди много и внутренней работы, и работы по развитию сестричества, пресс-службы.

На мой взгляд, сестричество – это корабль спасения. Сюда люди приходят не только делать добрые дела и славить Господа, но и менять самих себя, делать сердце своё милостивым, добрым, мягким.

В октябре мы были на Общецерковном съезде по социальному служению в Москве, переняли грандиозный опыт. Через какое‑то время служения происходит выгорание. Когда приходит новая сестра милосердия, её переполняют эмоции, она готова горы свернуть. Но нужно понимать, что человеческий ресурс исчерпаем.

Что необходимо? Чтобы Господь вошёл в сердце. Для этого нужно вести очень большую работу над собой, соблюдать три режима. Человек состоит из духа, души и тела.

В духовном плане необходимо причастие, молитвенное правило, в душевном плане – паломнические поездки, общение между собой, в телесном плане – не менее семи часов сна и пешие прогулки.

Служение сестёр – это готовность идти за Христом. Когда они надевают плат, то берут на себя крест. Этот крест видит Господь, но видит и дьявол, который искушает. Также крест заметен людям. И нужно помнить, что появление сестры где‑то в общественном месте, в больницах – это незримая проповедь.

Каждый, кто встречается ей на жизненном пути, имеет определённые ожидания. Многие видят непорочный, чистый образ, редкое сокровище в современном мире. Чтобы внешнее соответствовало внутреннему, нужно работать над собой. Люди должны чувствовать тепло, радость, когда общаются с таким человеком.

Многие несчастны, потому что не имеют связи с Богом.

Вот, к примеру, есть многодетная семья. Девять детей, живут в общежитии, мама одна, папы нет. Но на них посмотришь – какие счастливые, друг на друга похожие! А есть люди, у которых и квартиры, и машины, но они чувствуют себя несчастными.

В такие моменты понимаешь, что основной смысл нашего бытия – общение с Богом. Когда есть эта связь, человек наполнен светом, радостью. Горести и социальные неустройства ему проще переносить.

Задача сестёр милосердия – помочь человеку прийти к этому пониманию».

В гуманитарном центре сестричества.
Фото из архива сестричества

Жатвы много

За минувший год сестричество очень изменилось, стало более современным. Его ряды постепенно омолаживаются. В новом формате заработал сайт, есть активные группы в «ВКонтакте», «Одноклассниках», «Твиттере» и «Инстаграме». Сёстры стали снимать видеообращения, планируют создать канал на «Ютьюбе».

Сёстры милосердия издавна читают Псалтирь в монастыре, у каждой из них – молитвенное правило и записочки обо всех подопечных. Сейчас, кроме этого, появилась новая традиция – молитвенный час, во время которого читаются акафисты или каноны.

Было решено, что, если сёстры в силу преклонного возраста или декретного отпуска уже не могут активно участвовать в делах милосердия, они всё равно остаются в резерве и оказывают молитвенную поддержку.

«Очень хочется поблагодарить наших жертвователей. Ведь именно благодаря им мы имеем возможность помогать. Многие люди ждут, когда появятся объявления в наших группах в социальных сетях, и сразу откликаются. Современный мир как никогда нуждается в милосердии. Настоящем, умном, христианском.

Когда требуется не просто помочь, подарить слова утешения, но и уделить глубокое внимание непростой душе человека, мягко уберечь от злого влияния. Чем темнее времена, тем больше необходимо светильников любви. И опыт служения подтверждает евангельскую истину: «Жатвы много, а делателей мало».

Поэтому мы будем рады всем желающим вступить в ряды добровольцев нашего сестричества», – отметила Анастасия Маслакова.

Нередко сёстры организуют различные акции. Сейчас здесь собирают духовную литературу, которая будет направлена в лечебные заведения Белгорода и в библиотеку, которую планируют организовать при молитвенной комнате в приюте для бездомных на ул. Промышленной. Сёстры принимают духовную литературу, одобренную отделом религиозного образования и катехизации РПЦ или Синодальным информационным отделом. Если такой литературы дома нет, то можно пожертвовать средства на её приобретение.

Посвящение в сёстры милосердия происходит раз в год. До этого будущие сёстры стажируются. Их закрепляют за более опытными наставницами, они общаются, учатся, окормляются у духовника. Любая девушка или женщина, желающая стать сестрой милосердия, должна пройти анкетирование и собеседование, получить благословение у духовника сестричества. В уставе обозначено, что сёстры милосердия не реже двух раз в год должны исповедоваться у отца Сергия.

Анна Кущенко

Источник: https://www.belpressa.ru/society/socialnaya-sfera/23696.html

Форма дух бережет. О форме сестры милосердия

кто такие сестры милосердия

Однако необходимость формы имеет глубокие основания. Какие — объясняет Ольга Юрьевна Егорова, старшая сестра патронажной службы Свято-Димитриевского сестричества (Москва)

«Сестры и испытуемые постоянно обязаны носить белье и установленную форменную одежду от Общины, даже и на время отсутствия из заведения, и за нарушение сего правила из Общины исключаются. № 16. Сестры, будучи снабжаемы всем от заведения, не могут брать в оное собственной одежды. Они не получают жалования, а им ассигнуется только ежемесячно, по определению Хозяйственного комитета, денежная выдача на покупку и починку обуви. Вообще же они должны избегать неуместной прихоти». Из устава Покровской общины (Санкт-Петербург), 1876 год

Сестры милосердия и священник Николаевского военного госпиталя. Санкт-Петербург, 1890 год. Для работы в госпитале привлекались сестры различных общин

Сестры Александровской общины (названной в честь спасения императора Александра II во время покушения в 1879 году) в специальной форме, предназначенной для работы в операционной палате, конец XIX — начало XX века

Крестовоздвиженская община — крупнейшая община сестер милосердия в России — была основана хирургом Николаем Ивановичем Пироговым во время Крымской войны. Форма сестер состояла из темно-синего платья и белых платков с широкими завязками. Парадный плат был белым, а рабочий — серого цвета.

На фото: врачи и сестры общины у  лазарета в Манчжурии, 1904-1905 годы                                                                        

Алексеевское общество дел милосердия действовало в Новоладожском уезде Санкт-Петербургской губернии и располагалось на Успенском острове на реке Волхов. На фото: занятие по анатомии, 1900-1910-е годы

Форма одежды сестер РОКК определялась уставом: зимой — шерстяное платье коричневого цвета, белый передник с нашитым на груди красным крестом и белая головная косынка. Летом — платье из холста. Эту форму сестры не имели права снимать не только на дежурстве, но и в часы отдыха, пока состояли в общине.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Что такое яблоко раздора

При исполнении своих обязанностей сестры носили на левой руке белую повязку с красным крестом. Но прежде чем надеть такую форму, они должны были пройти очень серьезную теоретическую и практическую подготовку и выдержать испытания.

На фото: сестры милосердия Главного управления Российского общества Красного Креста (РОКК), 1914 год.

Студентки Свято-Димитриевского училища в форме сестер милосердия разных лет (слева направо): Марфо-Мариинской обители, Крестовоздвиженской общины, Свято-Троицкой общины времен Русско-турецкой войны, Свято-Георгиевской общины времен Русско-турецкой войны, Крестовоздвиженской общины (существовали варианты формы)

Слева: Императрица Александра Феодоровна (в кресле) со старшими дочерьми великими княжнами Татьяной и Ольгой (стоит) в форме сестер милосердия. После начала Первой мировой войны они прошли курсы обучения сестер милосердия и по несколько часов в день работали в Царскосельском госпитале, ухаживая за ранеными. С этого времени они практически не снимали  свою форму.

Справа: «Эта одежда скроет Вас от мира», — сказал епископ Трифон (Туркестанов) великой княгине Елизавете Феодоровне (1864-1918) при возведении ее в сан настоятельницы основанной ею Марфо-Мариинской обители сестер милосердия.

Форма советских медсестер внешне очень походила на дореволюционную. На фото: врач и медицинские сестры в кабинете детской консультации при райсовете Володарского района. Петроград, 1923 год

Еще в 1940-х годах в форме медицинских сестер сохранялся плат. На фото: медицинская сестра делает укол отдыхающей в санатории офицеров Советской Армии при Шуваловском дворце

  • Еще раз о «Белом цветке»
  • «ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК НИКОМУ НИЧЕГО НЕ ОТДАЕТ, ОН МЕРТВ»

Источник: https://miloserdiedv.ru/forma-duh-berezhet/

Главное в работе сестры милосердия

кто такие сестры милосердия

Наталья Гусева

Служение сестры милосердия — это очень нужная деятельность, но со стороны она может казаться неподъемно тяжелой.

И это может порождать непонимание окружающих. Действительно, зачем человеку нужно выполнять тяжелую грязную работу, не получая, зачастую, благодарности, а лишь одни упреки? Это такая форма самореализации? Поиск хорошего жениха для незамужних девушек? Непониманий и домыслов немало.

Зачем это нужно? Что дает это тяжелое служение самой сестре милосердия? Как при этом не сломаться, не очерстветь душой?

Рассказывает старшая сестра Православного сестричества при Санкт-Петербургской 15-ой городской больнице Наталия Гусева.

— Для начала: все нижеследующее — это мое личное мнение, основанное на личных ошибках, наблюдениях, выводах

Прежде всего, надо сказать, что само понятие «сестра милосердия» даже сегодня не до конца понятно многим священникам и иерархам Церкви, не говоря уже о мирянах. Когда я читала дневники и записки первой начальницы Крестовоздвиженской общины милосердия сестры Е. М.

Бакуниной, я с удивлением увидела, что ее волновали те же проблемы и вопросы, которые встают сейчас перед современными сестрами и священниками, которые окормляют духовно эти общины. И действительно, если во время Крымской войны деятельность сестер была необходима и понятна, то в мирное время их, грубо говоря, не знали «куда приткнуть».

И тогда, и сейчас многим непонятен сам статус сестры милосердия. Кто она: монахиня? Нет. Мирянка? Тоже не совсем Екатерина Михайловна Бакунина по поручению Великой Княгини Елены Павловны — основательницы Крестовоздвиженской общины — ездила даже за границу, изучала опыт служения милосердия в других странах.

Потому что она, пройдя лично все ужасы войны, понимала, что община сестер не может быть чисто монашеской общиной и не может быть, в то же время, «клубом по интересам» скучающих светских матрон.

У ковчега с мощами свв. прмцц. Елисаветы и Варвары

Духовник Ассоциации общин сестер милосердия Санкт-Петербургской епархии протоиерей Сергий Филимонов в одной из своих работ выделяет три периода сестринского служения, находя для каждого из них свои характерные черты.

Первый период — дореволюционный. В это время в сестры милосердия идут женщины, воспитанные в религиозной среде. Общины могут объединять сестер разных конфессий, но это люди, чья нравственность закладывалась в среде религиозной, основанной на заповедях, на чувстве ответственности перед Богом за неоказание помощи страждущему

Второй период — советское время. Здесь само понятие сестры милосердия постепенно исчезает, заменяясь на понятие «медицинская сестра». Это ни в коем случае не умаляет подвиг медсестер времен Великой Отечественной войны, самоотверженность их в мирное время. Но и к религиозному нравственному воспитанию не имеет практически никакого отношения.

Третий период — современный. Это время, когда в Церковь пришли люди, воспитанные в основном во внерелигиозной среде. Но, осознав и почувствовав на себе призывающую Благодать Божию, люди поняли, что для них мало просто посещать службы, им что-то большее хочется сделать для ближнего.

Из личного опыта: на волне той самой призывающей Благодати я, через месяц после своего прихода в храм подошла к батюшке с просьбой благословить меня оставить работу главного бухгалтера и устроиться в храм, пусть даже уборщицей, только бы быть поближе к храму.

Отчитал он меня тогда достаточно строго, сказав: «А кто ребенка кормить-одевать станет?»

И вот эти женщины — кто раньше, кто позже — приходят в общины сестер милосердия. Но приходят они, принося с собой тот самый внерелигиозный дух, в котором жили долгое время. И очень много проблем возникает в этих общинах, начиная от поиска сестрой социальной справедливости по отношению к ней и заканчивая предложениями о «переизбрании» духовника общины.

То есть, отсутствует само упование на Бога, все время Бог оказывается вне системы построения сестринской общины. Если в первом периоде община сестер и в самом деле сама выбирала себе духовника, то в третьем, современном, эта практика совершенно неприемлема.

Потому что сестринское служение — это не санитарная работа и не миссионерство, а слияние и совмещение этих двух направлений, служение Марфы и Марии. И тут нужно учиться смирению, послушанию даже в том случае, если, как тебе кажется, ты предлагаешь лучший вариант, а батюшка «ничего в этом не смыслит».

Сестра, прежде всего, должна научиться ходить пред очами Божьими, не выставляя себя и свою значимость. И если до революции женщины были приучены к этому системой воспитания, то в настоящее время постоянно приходится «сдергивать с баррикад» то себя, то сестер.

Поэтому, как указывает протоиерей Сергий Филимонов, главное в работе сестры милосердия — это соблюдать христоцентричность ее служения.

Другими словами, она постоянно должна сознавать, что не она пришла помогать больному, что она-то как раз вообще ничего не может, а больной послан Господом для сестры, чтобы она поняла свои немощи, свою греховность, свое падшее состояние. В прошлом году на очередных Елизаветинских чтениях в пос.

Лахта при Санкт-Петербургском хосписе №1 выступала психолог из Московского хосписа Фредерика де Граф — духовное чадо митрополита Антония Сурожского.

Так вот, она передала нам, сестрам, замечательную фразу Владыки, которой она, по его совету, начинает свое служение: «Господи, дай мне сегодня быть твоими глазами, твоими руками, говорить с умирающим твоими словами». С таким духовным настроем сестра и должна идти на служение.

У Владыки, кстати, есть замечательное произведение, которое издается отдельной брошюрой: «Что делать у постели умирающего». Эта брошюра должна стать настольной книгой каждого, кто хотел бы встать на тяжелый, но благодатный путь служения ближнему. Кстати, я бы, может, и не обратила на нее внимания, если бы, снимая кружку с пожертвованиями, не нашла эту книжку, изорванную в мелкие клочья. И я подумала: что же такое написано в ней, если могло вызвать такую ненависть? Целенаправленно купила брошюру и теперь рекомендую ее всем, потому что очень многих ошибок и «духовных синяков» можно избежать, если прочитать советы Владыки Антония.

За мужьями, конечно, сюда не приходят, потому что их тут просто нет. У нас на 34 человека только 4 брата милосердия. Поэтому причина прихода человека в сестричество практически всегда одна — хочется что-то делать.

Это причина, правда, бывает продиктована где-то и самолюбованием: «Я не просто молюсь, а еще и вот что делаю!» А может быть, и желанием свернуть горы, повернуть вспять реки людского безразличия: «Вот сейчас встану такая красивая в форме и всех вас обличу!» Или еще какой-либо тайной мыслью, нашептанной врагом рода человеческого. Сама цель прихода зачастую осознается лишь тогда, когда человек уже находится в рядах не помогающих, а сестер и братьев.

И вот, когда Божия Благодать через священника начинает направлять тебя в русло христоцентричности служения, тогда-то и начинают лезть все те самые проблемы, о которых я упомянула. И если сестра не идет в этом русле, возможны очень большие проблемы для ее духовного, а иногда даже и физического состояния.

Паломническая поездка с сотрудниками школы-интерната №7

Наше сестричество организовалось давно, поэтому мы, не имея на руках обобщенного опыта служения других сестричеств, тоже наступали на эти грабли.

Вот ты идешь к больному, не имея пред собой Бога, а надеясь только на свои силы, и видишь, что все твои труды — всего лишь капля влаги на раскаленный песок, которая не то, что напоить никого не может, а вообще испаряется, не долетев до песка Что надо сделать в тысячи тысяч раз больше, а сил нет, возможности нет, времени нет И начинаются «броски на баррикады» с «революционными» лозунгами: «Надо поднимать общественность! Надо всех тут поувольнять!!!» И здесь очень многое зависит от внимательности духовника общины к душам своих подопечных. Очень хочется отдельно выделить этот момент.

Духовник общины сестер милосердия — это больше, чем просто приходской священник. Это отец, родитель, чьи дети находятся постоянно на войне, на духовном фронте. Его дети — братья и сестры милосердия — первыми встречаются с больными, их родственниками, с болью, горем и отчаянием, с их криками, а иногда и с рукоприкладством.

Помимо того, что этот священник сам идет к больным по первому их зову, тоже не зная, что его встретит (в нашего батюшку и кружки металлические летели, и рукоприкладством угрожали, а уж о «словесных помоях» просто и не упоминаю в связи с их неисчислимым количеством), он еще и отправляет на эту войну своих детей.

И его задача — перед боем вооружить их оружием упования на Бога, молитвой, памятью о хождении пред Его Очами. А после боя — врачевание ран духовных, восстановление сил, затраченных на борьбу против злобы мира сего, и вдохновение на новую «атаку».

Понимаете, это не «красивые слова» — каждая сестра, каждый брат рано или поздно напрямую сталкиваются с такими случаями, которые очень явно иллюстрируют: с кем тут приходится вступать в спор.

После этих столкновений понимаешь, что не физическими силами, а лишь духовным трудом можно пытаться что-либо здесь сделать. «Баррикадами» делу не поможешь.

На «революционный лозунг» «Всех уволить!!!» батюшка, помнится, сказал сестре: «Ну, если ты считаешь, что за умирающей плохо ухаживают, — возьми на себя подвиг и будь с ней сама до ее конца» Священник вынужден как селекционер, как заботливый садовник, отсекать от наших душ ненужную поросль, оставляя только те ростки душ, которые могут произвести достойные плоды. Это безмерно тяжело. Поэтому община милосердия — это, прежде всего, духовное руководство, это подвиг священника, это тяжелейший его крест, с которого не сходят, с которого снимают, который несут до конца, как, например, пронес свой крест протоиерей Георгий Артемьев — духовник Сестричества в честь св. прмц. Вел. Кн. Елисаветы при хосписе №1 в пос. Лахта Санкт-Петербургской епархии (сконч. 31.08.2009). И если духовное руководство осуществляется правильно, если присутствует совместная молитва сестер и братьев друг за друга, если духовник постоянно напоминает о принципе христоцентричности служения, то все складывается по воле Божией, то есть хорошо. Хорошо — не в смысле «без проблем», а таким образом, что все проблемы дают нам уроки для духовного возрастания. А проблемы были и будут всегда. Так должно быть. Просто надо уповать на Бога, не просто верить в Него, а верить Ему. И носить немощи друг друга.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как защитить себя от сплетен

На службе в храме при школе-интернате №7

Вступая в сестричество, ты обретаешь семью, в которую постепенно вливаются все новые и новые члены: священники, прихожане, помогающие, больные И ты учишься терпеть недостатки других так же, как другие терпят твои. А Господь терпит наши

В статье использованы фотографии из архива Сестричества

Источник: http://www.pravklin.ru/publ/glavnoe_v_rabote_sestry_miloserdija_sobljudat_khristocentrichnost_sluzhenija/10-1-0-491

Сестра милосердия

100 лет назад в госпитале Динабургской крепости сестрой милосердия служила красавица-двинчанка Матрена Трофимовна Васюкова.

Профессия медицинской сестры всегда была популярна в Даугавпилсе, но для наших предков привычнее было слышать «сестра милосердия», при этом считалось, что это не профессия, а призвание.

Призвание служить людям

Сестра милосердия должна быть чуткой и внимательной, а главное — выполнять свою работу так, чтобы на душе у человека, нуждающегося в помощи (будь то старик, брошенный всеми, ребенок-сирота, или тяжелобольной) становилось спокойно и ясно. Такой сестричкой и была Матрена Васюкова, жительница нашего города.

Она родилась в обеспеченной семье двинских староверов Трофима Фалалеевича и Ирины Петровны Горшановых, имевших собственный дом по Виленской (ныне — Андрея Пумпура) улице. Девочку воспитывали в строгости, но в семье царила атмосфера согласия и взаимопонимания, характерная для глубоко верующих людей. Матрена росла удивительно талантливым и трудолюбивым ребенком.

Рано научившись рисовать и вышивать, она занималась любимым творчеством до последнего дня, прожив 90 лет и уйдя в мир иной 23 марта 1970 года.

К сожалению, из работ Матрены Трофимовны сохранились очень немногие. Картины, подаренные ее дочерью Александрой Даугавпилсскому пансионату для престарелых (где одинокая дочь нашей героини доживала свой век), пропали. А ведь полотна Васюковой высоко оценивали специалисты, так как художница в свое время была вольнослушательницей Петербургской академии художеств.

Несколько больше повезло вышивкам искусной рукодельницы: одна — образ Иисуса Христа — хранится в Даугавпилсском краеведческом музее, две других — образы Спасителя и Богородицы — в Даугавпилсском старообрядческом храме на Новом Строении.

Работы, дошедшие до наших дней и выполненные сложной техникой сочетания золотых, серебряных и шелковых нитей, не утратили своего изящества и очарования.

Милосердие против казнокрадства

Девушку в 16 лет выдали замуж за подрядчика Романова. Семейная жизнь у молодых не ладилась, детей не было, и Матрена устроилась в крепостной госпиталь сестрой милосердия. К этому времени в крепости уже более полувека работали курсы сестер милосердия. Мы можем предположить, что там училась 24-летняя Матрена.

Сестры милосердия тех лет отнюдь не то же самое, что наши медсестры. Обычно это были женщины «хорошего происхождения» в возрасте от 20 до 40 лет, прошедшие специальное обучение в учреждениях Красного Креста и после двухлетнего опыта работы вступившие в одну из общин сестер милосердия.

Работали они безвозмездно, получая от общин лишь еду и одежду.

Считается, что первая группа сестер милосердия в России была создана великим русским хирургом Николаем Ивановичем Пироговым во время Севастопольской обороны, чуть более полутора веков назад. На первый взгляд казалось, что великосветские дамы в патриотическом порыве отправлялись на фронт, чтобы помочь раненым. На деле все выглядело иначе.

Николай Петрович, выполнивший тысячи операций, понимал, что выживание больного зависит не только от мастерства хирурга, но и от его выхаживания в больнице. В России воровали по-черному, на всех уровнях, особенно на войне: у раненых воровали белье, еду, лекарства. На то, чтобы поймать и избавиться от высокопоставленных жуликов, у врачей уходило много времени и сил.

Наблюдая за высокопоставленным чиновником-казнокрадом, знаменитый хирург выяснил, что для крупных хищений необходима сеть подчиненных-исполнителей. Так, например, один из них заведует аптекой, другой — складом белья, третий — транспортом, четвертый — закупкой продуктов, и все они подчинены одному жулику-начальнику.

Хитрый Пирогов сломал воровскую систему, назначая на должности госпитальной обслуги, а также на заведование складами сестер милосердия из Крестовоздвиженской общины. У Общины был высокий покровитель в лице великой княгини Елены Павловны — вдовы князя Михаила Павловича, младшего брата императора Николая I, поэтому невиданных доселе твердых, решительных и бережливых сестричек, как огня, боялись армейские интенданты.

Попробуй что-нибудь украсть, когда на кухне хозяйничает сестра милосердия баронесса фон Будберг, сестра великого поэта Грибоедова, на транспорте — княгиня Екатерина Бакунина, внучатая племянница фельдмаршала Кутузова.

К чести госпиталя Динабургской крепости, открывшего свои двери в 1827 году и встречающего 180-летие пустотой и тихим разрушением, злоупотреблений и обворовывания персоналом раненых и больных здесь не наблюдалось.

В России продолжала развиваться система помощи страждущим, и 140 лет назад, в мае, император Александр II утвердил устав Общества попечения о раненых и больных, которое в дальнейшем было переименовано в Российское общество Красного Креста.

Почетными членами Общества, кроме императора, были великие князья и княгини, представители российской аристократии и высшего духовенства.

Общество находилось под покровительством императрицы Александры Федоровны, по повелению которой для награждения сестер милосердия была отчеканена специальная медаль. И такая награда была вручена Матрене Васюковой.

Многое в жизни пришлось пережить Васюковой: две мировых войны, работу в санитарных поездах, набитых умиравшими ранеными и тифозными, расстрел второго мужа Алексея Ивановича Васюкова, с которым они прожили душа в душу около десяти лет. Но Матрена Трофимовна всегда оставалась искренне верующим, ясным и светлым человеком, готовым в любую минуту прийти на помощь ближнему.

Осталась одна с двумя маленькими детьми

Когда в марте 1919 года в Двинске вместе с 80 другими жителями города был расстрелян железнодорожник Алексей Васюков, Матрена, оставшаяся с двумя маленькими детьми на руках (дочкой Сашенькой и сыном Костей), щадя родителей мужа, проживавших в Курске, не сообщила им всей правды. Старик-отец, получивший только известие о смерти сына, упрекал в письме невестку: « страшно потрясла новость. Обижаюсь, что не написали раньше, как болел, и не дали телеграмму, как умер. Я бы обязательно приехал последний раз проститься с Алешей».

О судьбе этой удивительной женщины, увы, известно очень немногое. В 40-е годы дома № 55 и №57 по Виленской улице, принадлежавшие Марии Трофимовне, были национализированы, и где жила с тех пор сама хозяйка — неизвестно.

Сохранились сведения, что 50 лет назад женщина обращалась в Даугавпилсский горсовет с просьбой возобновить пенсию по старости, которой ее лишили безо всяких объяснений. Каков был ответ властей — выяснить не удалось.

К слову сказать, до революции сестрам милосердия, прослужившим не менее 25 лет, назначали из госказны пенсию в размере 100 рублей.

Источник: https://gorod.lv/novosti/51268-sestra_miloserdiya

Женская война: решительные сёстры милосердия

На войне всегда всего не хватает. И особенно остро не хватает младшего и среднего санитарного персонала.

Если почитать требования, предъявляемые к хорошему санитару, то станет ясно: за такого человека передерутся все строевые командиры. Санитар должен быть умным, ловким, аккуратным, проворным, сильным и честным — прямо-таки идеал солдата!

На практике работать санитарами чаще всего направляли отходы обучения — слишком тупых, слишком неуклюжих Проблему эту вскоре заметили, и от командования пришло решение: создать общину милосердных сестёр во Христе, которые бы добрым словом и правильным действием приносили облегчение раненым.

Первой такой общиной в мире стала Крестовоздвиженская община милосердных сестёр, а также присоединившиеся к ним сердобольные вдовы.

Разумеется, вначале их не приняли всерьёз. Великий пессимист князь Меньшиков, главнокомандующий в Крыму, меланхолически заметил: «Вы при этой общине сифилитическое отделение открыть не забудьте». Почитать устав ему было некогда: сёстры, помимо прочего, давали подписку о целомудрии в течение службы.

Портрет Даши Севастопольской

Дочь простого матроса Даша Севастопольская — Дарья Лаврентьевна Михайлова — оборудовала на свои средства перевязочный пункт и очень много сделала для раненых; но в общину эту не попала.

Именно с Крестовоздвиженской общиной приехал в Крым Николай Иванович Пирогов, и крымский опыт лёг в основу знаменитой книги «Начала общей военно-полевой хирургии». Его инструкции для сестёр общины предписывали заботиться о собственном здоровье.

Вместе с врачами сёстры проделали гигантскую и самоотверженную работу. Семнадцать из них погибли (в основном, от болезней: почти все переболели тифом).

Сёстры Крестовоздвиженской общины с попечителями незадолго до отправки во Владивосток, 1904 год (источник фото)

80 сестёр милосердия после окончания войны выразили желание продолжить работу в мирное время. Первыми больницами с участием женского персонала в России стали Кронштадский и Калинкинский военно-морские госпитали.

Флоренс Найтингейл

Независимо от Крестовоздвиженской общины из Англии в Турцию — а затем в Крым — приехали 38 женщин во главе со знаменитой Флоренс Найтингейл: медсестрой и национальной героиней Британии. Она родилась в аристократической семье, имела много возможностей проявить самые разнообразные таланты, но выбрала тот, из-за которого и порвала с семьёй — уход за больными.

В октябре 1854 года Флоренс было 34 года, и она уже занимала должность суперинтенданта (директора) в учреждении по уходу за больными аристократками. Иными словами, у неё был практический опыт как в уходе за пациентами, так и в грамотной организации.

Флоренс Найтингейл

В Крыму она застала настоящий медицинский ад. Толпившиеся в палатах раненые и больные, полное пренебрежение к послеоперационному уходу, голод, холод и крысы.

По настоянию «дамы с лампой» (так Флоренс прозвали за ночные обходы палат) госпитали расширили, питание улучшили, по подписке собрали значительные средства, и к концу Крымской войны всё преобразилось. Самые банальные (с современной точки зрения) меры типа «протопить печку, вымыть полы и накормить не плесневелыми сухарями, а мясным супом» — творили чудеса.

После войны Флоренс Найтингейл сыграла огромную роль в реформе медицинской службы армии Великобритании.

Например, она ввела такие усовершенствования, как оснащение госпиталей системой канализации и обязательная подготовка всего больничного персонала.

Женское бюро и мамаша Бикердайк

Разумеется, в ходе Гражданской войны в США женщины не могли оставаться в стороне!

Набор возражений был стандартный: женщина упадёт в обморок при виде крови, не сможет встроиться в командную цепочку армии; женщина — это соблазн и падение нравственности; женщине нельзя видеть обнажённое мужское тело.

Но требования морализаторов отступили перед требованиям армии.

Доротея Дикс, основательница приютов для умалишённых, 19 апреля 1861 года явилась к Военному Секретарю США, основала Женское бюро армии США и стала «суперинтендантом санитарок».

По мнению мисс Дикс, потенциальная санитарка должна была быть старше тридцати, здоровой, внешне непривлекательной, одеваться просто «почти до отвращения» («plain almost to repulsion in dress»). Также она должна уметь готовить согласно больничным диетам и не носить никаких украшений. Жалованье (40 центов в день) тратится либо на улучшение рациона (разумеется, ни капли спиртного!), либо на благотворительность.

Экзаменовали кандидаток в Вашингтоне, Чикаго и Сан-Луи.

Помимо организованных санитарок в госпиталях работали монашки и неорганизованные доброволицы головная боль для любой больницы. «Они хотели немного, — иронически писал доктор Бринтон, — только комнату, постель и зеркало». (Для женщины из общества, привыкшей к прислуге, это примерно как для типичной нашей современницы «два квадратных метра на полу, пенка, спальник и зубная щётка»).

Беда была в том, что комнат, кроватей и зеркал не хватало. Бринтон предпочёл пятнадцати доброволицам пятнадцать монашек, которые без жалоб разместились в одной комнате и понимали, что такое дисциплина.

Доротея Дикс

К 1863 году мисс Дикс достала всех. Она требовала, чтобы её санитарки руководили мужским персоналом, подчиняясь только врачам. При этом она работала очень много, была у всех на виду и убрать её казалось решительно невозможным.

Наконец руководство пошло на классический обходной маневр: 29 октября 1863 года официальным приказом Доротею назначили вторым человеком после Генерального Хирурга по всем вопросам, связанным с санитарками. И первое распоряжение Генерального Хирурга Барнса по санитаркам было следующим: принимать женщин без различия возраста, роста и внешности.

Текучесть кадров стала огромной, но одно ясно — по количеству участниц Женское бюро в десятки раз превзошло все предыдущие опыты.

Были доброволицы, которые не вписывались ни в какие рамки.

Знаменитая мамаша Бикердайк, закалённая годами семейной жизни, являлась в госпитали с лозунгом «Генеральная уборка!».

Мамаша Бикердайк разбирается с неосторожным хирургом

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как реагировать на клевету

Под её руководством к отдраиванию всего, что можно отдраить, привлекались и выздоравливающие, и санитары, и врачи. Если начальник госпиталя приходил на шум и интересовался: «От кого это миссис получила полномочия командовать в госпитале?», ответ был простым и неопровержимым: «От Господа нашего всемогущего». После этого и начальник получал тряпку и фронт работ

«Мамаша» не признавала госпитальных диет и возила с собой запасы самодельных сиропов, которыми щедро снабжала солдат.

Всех их — и «санитарок мисс Дикс», и католических монашек, и протестанток, и просто доброволиц — солдаты называли «сёстрами милосердия» и очень любили.

Хотя, конечно, не обходилось без эксцессов. В воспоминаниях одной сестры упоминается пациент, который при виде приближающейся санитарки быстро раздевался догола, ложился поверх одеяла и кричал: «Сестрица, посмотрите-ка, что у меня есть!».

На Юге процесс внедрения санитарок проходил более деловито и без скандалов. Закон приняли в сентябре 1862 года. Он устанавливал строгий норматив: две сестры-хозяйки на каждый госпиталь, две их помощницы, две сестры-хозяйки на палату и «другие санитарки и повара по необходимости, лучше всего — женщины».

Мужчин из госпиталей быстро забирала война, их места довольно естественно занимали женщины. Богатые дамы работали и помогали деньгами (а у любого нормального плантатора жена была главным бухгалтером и старшей медсестрой поместья), девушки среднего достатка просто работали, а совсем бедные даже получали жалованье.

Первые шаги женской помощи в военно-медицинском деле поначалу казались неуклюжими, наивными и неловкими. Но женская отвага, храбрость и решительность посрамили скептиков и навсегда остались в мировой истории.

Источник: https://warhead.su/2018/03/08/zhenskaya-voyna-reshitelnye-syostry-miloserdiya

Сестры милосердия в России: Крестовоздвиженская община, героиня Крымской войны Даша Севастопольская и другие сестры

Природой в женщине заложено стремление помогать больным, раненым, калекам, старикам. Лечебным делом в древней Руси занимались знахарки, ведуньи, повитухи. В X веке княжна Ольга открыла больницу. С течением времени медицинское дело развивалось: стали открываться хирургические школы, курсы фельдшеров, родильные дома и госпитали.

Представительницам прекрасного пола не всегда было позволено помогать раненым при боевых действиях: долгое время считалось «вольнодумством» их присутствие на передовой. Со временем в крупных городах были созданы «вдовьи дома», в которых обучали основам военной медицины для помощи раненым. Великая княгиня Елена Павловна вместе с врачом Н. И. Пироговым добилась, чтобы сестринское дело в России стало массовым.

Кто такие сестры милосердия

Это женщины, добровольно и осознанно посвятившие себя заботе о больных, раненых, умирающих, инвалидах. Помощь свою они ведут безвозмездно, с открытым сердцем и широкой душой.

История создания организации

Сестринский уход существовал всегда, задолго до создания первых общин медсестер. Еще в древнем Риме ранние христиане ходили по домам бедняков и оказывали им первую медицинскую помощь, учили элементарным приемам личной гигиены и прочему. В 1633 году в Париже была основана конгрегация «Дочерей милосердия». Эта религиозная община посвящала себя исключительно уходу за страждущими.

Организация женщин, помогающих раненым в военных условиях, на западе была основана англичанкой Флоренс Найтингейл.

Несмотря на всеобщее осуждение своей деятельности, Флоренс изучала организацию работы больниц и лечебных учреждений, проходила курсы первой помощи. Во время войны мисс Найтингейл отправилась с небольшой группой девушек на фронт.

На свои личные средства она организовала полевой госпиталь, где оказывала вместе с последовательницами помощь пострадавшим в бою.

Когда благодаря отважной медсестре смертность среди солдат снизилась, мнение общественности о ней изменилось, и на родину женщина вернулась героем.

Появление и распространение в России

На Руси с древности при монастырях существовали больницы, уход в которых за больными осуществлялся женщинами. Затем в обществе сложились стереотипы о том, что это неприемлемое дело для женщин, и до середины XIX века в госпиталях и больницах работали только мужчины. Медбратья помогали врачам, ухаживали за больными. В 1844 году в Петербурге открыла двери Свято-Троицкая община.

В общину принимали женщин от 20 до 40 лет, которые обязаны были придерживаться установленных здесь правил и иметь следующие качества:

  • набожность;
  • милосердие;
  • опрятность;
  • целомудрие;
  • доброта;
  • терпение;
  • скромность.

После революции 1917 года общину закрыли, но все лечебные учреждения остались работать. Сейчас мы знаем эту организацию как Российский НИИ гематологии и трансфузиологии.

Деятельность сестер

При Свято-Троицкой общине был открыт приют для беспризорных девочек и больница для умирающих. Здесь также заботились о бедных, утешали скорбящих, приводили на путь истины порочных и падших людей.

Основная работа женщин заключалась в уходе за больными. Сестры работали как в стационарах, так и заботились о страждущих на дому. Помогали врачам на амбулаторных приемах. Со временем такая работа обогатила их бесценным опытом и настоящими медицинскими знаниями.

Обязательная работа женщин Свято-Троицкой общины:

  • суточные дежурства 1 раз в 4 дня;
  • работа в амбулатории;
  • аптечная работа.

Сестричество объединило множество женщин, которым мало жить лишь для себя и своих близких. Они желали помочь еще кому-то. Не каждая осилит столь тяжелую деятельность: здесь нужно быть сильной и физически, и морально.

Участие в войнах

Значительный подъем и развитие организация переживала во время войн. С началом Крымской войны в Петербурге князья Белосельские открыли солдатский госпиталь, в котором активно работали женщины Свято-Троицкой общины. В это время в больницах не хватало младшего медицинского персонала, поэтому работы для сестер было хоть отбавляй.

Во время Русско-Турецкой войны община сформировала 2 отряда, которые вместе с Красным крестом уехали в Бессарабию. Не жалея сил, дамы ухаживали за больными, ставя на ноги, казалось бы, безнадежных раненых.

После этой войны каждая из женщин получила медали и знаки отличия от государя и Красного креста.

Русско-Японская война заставила открыть при общине госпиталь в Петербурге, в который привозили пострадавших солдат. К 1914 году этот госпиталь стал специализироваться на раненых с челюстными травмами.

Крестовоздвиженская община

« доколе сил моих станет, употреблять буду все мои попечения и труды на служение больным братьям моим».

Слова из клятвы крестовоздвиженских сестер

История создания

На протяжении всей своей жизни великая княгиня Елена Павловна очень помогала развитию медицины в России. Этому способствовала ее личная драма — сначала потеря дочерей, а затем и мужа. Княгиня не позволила трагедии сломить себя.

Наоборот, активная деятельность и упорство помогли развиться повивальному институту, при котором Елена Павловна основала курсы акушерства, школу для деревенских повитух.

Постоянно помня об умерших дочерях, Елена Павловна открыла детскую больницу и учредила курсы педиатров.

Сестры милосердия в России также появились благодаря княгине. Это учреждение организовано в 1854 году и стало первой официальной организацией по оказанию медицинской помощи в окопных условиях.

На создание подобной общины княгиню вдохновил гениальный Николай Иванович Пирогов. Со знаменитым хирургом Елена Павловна была знакома еще с Кавказской войны, где Пирогов применял свои новаторские идеи при лечении раненых.

Когда началась Крымская война, княгиня очень хотела помочь. Николай Иванович рассказал ей о вдовах, что помогают на фронте и как было бы прекрасно, если бы существовала подобная профессиональная организация. Конечно, Елена Павловна активно принялась за работу.

Сегодня благодаря письмам и воспоминаниям Н. И. Пирогова можно представить картину жизни и деятельности этих героических ангелов-хранителей.

Например, он подробно рассказывает как женщины боролись с настоящей «лекарственной мафией»: поставщики медикаментов и аптекари мошенничали, лекарства не доходили до госпиталей.

Сестры взяли дело в свои руки, избавившись от посредников, пресекли преступную деятельность военных авантюристов. В письмах он также отмечал, что дамы стали отличными администраторами, а это на войне даже важнее медицинской помощи.

Участницы организации

6 ноября 1854 года на фронт приехала группа медицинских помощниц в количестве всего лишь 30 человек. В 1855 их насчитывалось уже больше 250.

Вот имена лишь самых известных представительниц этого славного движения:

  • Бакунина Екатерина Михайловна;
  • Хитрова Екатерина Александровна;
  • Карцева Елизавета Петровна;
  • Травина Александра;
  • Будберг Екатерина;
  • Григорьева Марина и другие.

Женщины были совершенно разные между собой. Здесь бок о бок трудились образованные дамы и неграмотные прачки. Их объединяла любовь к человеческой жизни, сострадание к чужой боли и желание помочь.

На фото Бакунина Е.М.

Значение деятельности

Приехав на фронт, дамы вынуждены были с нуля создавать больницы, размещать раненых, организовывать передвижные перевязочные пункты. Они помогали врачам организованно проводить свою деятельность: распределяли медикаменты, инструменты, еду, помогали на хирургических операциях.

Вот некоторые дела сестер:

  • посменное дежурство в госпиталях;
  • ассистирование врачам на операциях;
  • обработка и перевязка ран;
  • мытье и кормления немощных.

Кроме обычных бытовых дел, девушки оказывали бесценную моральную поддержку. Иногда доброе слово возвращало к жизни сломленного, депрессивного солдата. Также только среди наших отважных мед. сестер было вполне обычным делом вытащить из-под непрекращающегося огня тяжелого раненого прямо на себе.

Кто такая Дарья Севастопольская

Лавры первой полевой медицинской сестры, как известно, достались Флоренс Найтингейл. Для истории, наверное, так и останется, но русский народ помнит самоотверженный подвиг русской героини Крымской войны. Когда англичанка только приехала на фронт, на российской стороне Даша уже давно помогала.

Даша Севастопольская на самом деле Дарья Лаврентьевна Михайлова. Родилась в бедной моряцкой семье. Жила тяжело, зарабатывала стиркой. Ее мать рано умерла. А когда Даше было 18, погиб и отец.

Девушка продала остатки имущества, закупила бинтов, уксуса, вина и на повозке поехала в сторону Альменского сражения.

Там она перевязывала раненых, дезинфицировала раны уксусом, успокаивала словом и улыбкой. После разгрома наших войск на Альме началась оборона Севастополя. Даша заняла заброшенный дом и устроила там госпиталь.

Государь был восхищен героизмом девушки, выписал ей 500 рублей и медаль «За усердие». Также он пообещал ей 1000 рублей после замужества. Дарья с гордостью ходила с этой медалью, продолжая выполнять свое дело. В 1855 году отважная Даша вышла замуж. Избранником девушки стал рядовой Хворостов Максим, молодые получили обещанные государем деньги.

Дарья не только оказывала помощь раненым. Переодевшись в военную форму, девушка участвовала в разведывательных вылазках.

После войны Крым остался в руинах. Большинство людей остались без крова и скитались по окрестностям в поисках лучшей жизни. Дарья с мужем перебрались в город Николаев, но долго их совместная жизнь не продлилась — алкоголизм Максима разрушил их брак.

Героиня вернулась в родные края в Севастополь и прожила там одна до своей смерти в 1910 году. Местные похоронили ее на своем кладбище, но место могилы не сохранилось до наших дней.

Участие в Крымской войне

Несчастная, одинокая сирота увидела в раненых свою новую семью. Она обо всех заботилась: кормила, поила, мыла, перевязывала. На своей худой лошади с поля боя Даша вывезла множество мужчин.

Сначала ее принимали за сумасшедшую, ведь девушка покупала лекарства и перевязочный материал за личные деньги и не брала ничего с людей, когда выносила кого-то из зоны боевых действий. Скоро все вокруг считали ее «младшей сестричкой», горячо благодарили за заботу и даже оставляли Дарье в наследство свои личные вещи (часы, кошельки, драгоценности).

Значение в истории

Своими действиями Даша Севастопольская вдохновила на беззаветный, доблестный труд и других местных женщин разных сословий. Довольно быстро они все стали трудиться под началом известного русского хирурга Пирогова Н. И. Эта группа усердных женщин восхищала его своей жертвенностью и альтруизмом. Процент смертности среди раненых значительно снизился с появлением решительных, храбрых и твердых духом леди.

Много времени спустя, когда уже герои той страшной войны давно отошли в мир иной, в людских сердцах все также живет память о великом подвиге бедной молодой сиротки. Своими простыми, но такими человечными и нужными поступками она вернула к жизни не один десяток солдат и заняла в списке героев Крымской войны почетное место.

В ролике кратко пересказана биография Даши Севастопольской.

В ролике говорится о том, как опыт хирурга Пирогова Н. И. повлиял на современную медицину:

Источник: https://proreligiu.club/obshestvo/istoriya/samye-izvestnye-russkie-sestry-miloserdiya.html

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Благочестие
Что относится к ветхому завету

Закрыть