gallery/emblemaopv
gallery/икона свт лука

им. свт. Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Крымского 

Алтайское отделение

общества православных

врачей России

     На этой страничке сайта мы будем знакомиться вас с православными врачами России и Алтайского края. Кто такой православный врач? Ответ на этот вопрос дает председатель Общества православных врачей, профессор, д.м.н. А.В.Недоступ:

     «Прежде всего, православный врач – это врач. То есть специалист, обладающий навыками по диагностике, лечению, прогнозу заболеваний и так далее, иначе к нему люди не пойдут – он же врач! Но быть православным – для меня лично всегда имело очень большое значение. Во-первых, потому, что православный врач старается жить по православной вере, по Евангелию. А в Евангелии главное – любовь, любовь к Богу и людям. В отношениях с больными любовь и сострадание, наверное, одни из самых главных качеств. Во-вторых, как чадо Православной Церкви, такой врач обладает православным отношением и к болезни, и к смерти, и к исцелению, и, что очень важно, передает это отношение своим пациентам. В-третьих, православный врач может всегда найти контакт с православным же пациентом, и врачебные рекомендации не введут болящего в искушение, а напротив, обратят его к Таинствам Святой Церкви».

Академик Углов Фёдор Григорьевич (1904-2008)

 

Выдающийся хирург современности, академик многих академий мира, один из основоположников отечественной торакальной и сердечно-сосудистой хирургии, занесён в «Книгу рекордов Гиннеса» как старейший в истории мировой медицины практикующий хирург – оперировал и в возрасте свыше 100 лет! Подробнее...

 

 

gallery/углов

Православные врачи: наши современники

gallery/георгий местергази

Георгий Местергази: «Врач — это не только профессия, но и образ жизни»

Иногда в одном человеке сочетается, на первый взгляд, несочетаемое: организаторские способности и тяга к творчеству, желание делиться прекрасным с другими и желание лечить. Герой нашего интервью — главный врач Госпиталя для ветеранов войн № 2, заслуженный врач Российской Федерации к. м. н., врач высшей квалификационной категории, скульптор, кандидат в депутаты Московской городской Думы Георгий Михайлович Местергази. Подробнее...

На территории Госпиталя №2 ветеранам войн в 2005 г. открыт памятник медикам, павшим за Родину, а также православный храм вмч. Геогрия Победоносца. Об этом и о подвижнической деятельности нашего современника - главного врача госпиталя этот видео сюжет.

Госпиталь для ветеранов войн № 2 г.Москва

К дню медицинского работника: "МАМУЛЯ"
gallery/мамуля

     Моя мама умерла в Рождественскую ночь. Просто легла спать – и не проснулась. Её было восемьдесят лет. Говорят, что так умирают добрые и счастливые люди. Она и была таким Человеком.
    Мама всю жизнь проработала простым акушер-гинекологом. У неё не было ни одной государственной или правительственной награды, ни звания «Заслуженного врача» или «Отличника здравоохранения». Она не была также ни заведующей отделением, ни заместителем главного врача по акушерству или гинекологии.
     Думаете, не предлагали? Не представляли? Не рекомендовали? Ещё как предлагали, представляли, рекомендовали. Только мама 

всегда отказывалась или обижалась на такие предложения, так как считала, что это не главное, а вместо себя всегда рекомендовала и «продвигала» своих коллег по цеху. Кто-то считал это честным или благородным поступком, кто-то воспринимал как должное, а кто-то крутил пальцем у виска. В наше время такие ситуации даже трудно представить, а для мамы это было в порядке вещей. Она просто говорила: «Мне это не нужно» - и уходила в родовой зал работать. Видимо, в 50-60 – тые годы прошлого года, у людей были другие понятия о духовных ценностях и моральных устоях.
     Работать мама любила и умела. Ни одни, самые трудные роды, вначале в участковой, а потом в центральной районной и городской больницах не обходились без её участия. По словам моего отца – хирурга, работавшим с мамой плечом к плечу – даже когда она была беременной моим старшим братом или мной, а также в до- и послеродовом периодах – никогда не отказывала в помощи коллегам ни на словах, ни на деле. В это даже трудно поверить, что беременная акушер-гинеколог, находясь на пятом месяце, стоя боком у стола, чтобы не мешал живот, принимает роды. Гуляя около больницы с коляской (мы жили неподалёку), в которой последовательно находились её грудные дети, мама всегда «на секундочку» поднималась в отделение, чтобы или разузнать обстановку в родовом зале, или помочь. Однажды, предвидя сложные роды, она попросила санитарку принести меня, мирно спящего в своём «экипаже», в отделение и положить рядышком на свободный от родов стол. Надо отдать мне должное – заревел я только после благополучного родоразрешения, вероятно, «за компанию». Прямо тут же, «не отходя от кассы», мама меня и покормила на глазах улыбающихся акушерок и ошарашенной родильницы.
     Работая в районе, мама много ездила по деревням и сёлам, а учитывая тогдашнее состояние дорог (вернее, их полное отсутствие), основным средством передвижения была лошадь. Когда телега или сани застревали в грязи или в снегу, мама брала в руки акушерский саквояж и уже пешком добиралась до пункта назначения. Несколько раз она отмораживала руки и ноги, но, к счастью, всё тогда обходилась. А один раз она просто заблудилась в пурге и лишь случайно, наткнувшись в снежном аду на телеграфный столб, смогла добраться до нужного населённого пункта. Конечно, такие ситуации не прошли бесследно и, когда мама вышла на пенсию в шестьдесят с лишним лет, она заболела ревматоидным полиартритом со всеми его характерными тяжёлыми осложнениями. Но она была воином и стойко переносила все неприятности этого коварного недуга.
     Принимать роды – это было для мамы смыслом всей её жизни. Конечно, при необходимости, она выполняла и гинекологические операции, привлекая в самых тяжёлых случаях моего отца. Кстати, на этой почве они и «познакомились», разругавшись в пух и прах при первой встрече за операционным столом. Мама не сразу поступила в мединститут, а потому, после не прохождения по конкурсу, отнесла документы в фельдшерско-акушерскую школу (были такие) и отработала по её окончании три года. После мединститута её направили в центральную районную больницу, где работал мой отец, там-то они и «сошлись» характерами, оперируя на пару сложные роды или тяжелейшие гинекологические патологии. Мама потом всегда говорила, что гинекологом должен быть мужчина, но принимать роды – это удел женщины. Только нежные женские руки должны первыми принимать новую хрупкую жизнь.
     Женщины маму просто боготворили и не раз пытались отблагодарить самыми разными способами. Все знали – денег она не берёт, а потому приносили натурпродукты – картошку, мёд, молоко и пр. Горе было тому, кто оставив это добро под дверью, не успевал вовремя «смыться», поскольку иногда получал по голове или спине той же самой морковкой или воблой. Остальное мама делила поровну между соседями, некоторые из которых находились на грани нищеты. Наша семья тоже жила бедно. Врач тогда получал шестьдесят рублей в месяц, а воспитание двух сыновей, как вы понимаете, требовало постоянных покупок не только еды, но и одежды, обуви и других расходов. Даже работая с отцом на полторы ставки, они еле-еле сводили концы с концами. Я сейчас даже не понимаю, как мы тогда могли существовать на такие копейки, но так жили многие и мы никогда не жаловались на судьбу. В память врезался эпизод, когда в первом классе мне потребовалось зимнее пальто и мы с мамой, обходя всех соседей, собирали необходимую сумму в тридцать рублей, тщательно записывая на обёрточной бумаге - кто и сколько нам одолжил. И ещё я не понимаю, когда она успевала нам готовить пищу, стирать, гладить, штопать и «содержать» в приличном виде трёх мужиков, двое из которых были самыми настоящими сорванцами. А потом ещё сидеть вечерами и делать с ними уроки.
     День рождения мамы и праздник 8 Марта были для меня святыми праздниками. Я всегда покупал огромный букет цветов и что-нибудь по хозяйству, чтобы хотя бы немного облегчить её тяжёлый труд на кухне. Приходили самые близкие подруги с мужьями, пели, танцевали, веселились. Самая большая комната в нашей хрущёвке наполнялась до отказа. У мамы был очень нежный мелодичный голос, и когда она пела, некоторые женщины сидели с «мокрыми» глазами, а мужчины делали вид, что сморкаются в носовые платки.
    В последние годы мама сильно болела и жила, в основном, благодаря капельницам, которые я ей ставил дома. В больницу не ложилась принципиально, говорила: «Зачем лишний раз людей беспокоить? Мы же сами врачи». Каждый раз, когда я вводил иглу ей в вену, мне казалось, что я колю не её, а себя…
    Я могу рассказывать о своей маме очень и очень долго. Я горжусь, что у меня была такая добрая, порядочная и заботливая мама. Я рад, что моя жена очень похожа на маму по характеру, поведению и привычкам. И я также ласково называю её так, как когда-то называл свою маму: «Мамуля».

 

 

Врач скорой медицинской помощи М.

источник: "Доктор на работе"