gallery/emblemaopv
gallery/икона свт лука

имени свт. Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Крымского 

Алтайское отделение

общества православных

врачей России

Военные врачи

Моя бабушка - ветеран Великой Отечественной Войны

      И сразу же возглавила здесь врачебный участок с небольшим персоналом, но ворохом нерешенных проблем. Трудно было на первых порах, и не кому было помочь, подсказать и поправить: полагалась только на себя, на знания, да помогала молодому врачу завидная энергия. Они были главной опорой во всех невзгодах первых нелегких месяцев. Быстро пролетела нарядная осень, отвьюжила зима, отзвенели капели. Могла ли Зинаида Мартыновна знать в тот первый летний месяц сорок первого, что скоро все резко изменится не только в ее судьбе, но и в судьбе Родины.
      Ей очень хорошо запомнился ясный, солнечный и ласковый день – 22 июня. Воскресенье многие собирались провести на лоне природы, проведать детей в пионерском лагере. Но по радио прозвучало страшное слово «ВОЙНА». И Зинаиду Мартыновну сразу же призвали в город Бийск, где уже было развернуто несколько госпиталей. И, надо сказать, что развертывание их было проведено очень организованно.
     Госпиталь, в который молодого доктора направили начальником хирургического отделения, размещался в зданиях универмага, гостиницы и Госбанка. Работа была сначала исключительно организационная: приводили в порядок отделения, готовились к приему раненых. Заботой персонала палаты стали уютными, чистыми, с массой цветов, которые приносили жители Бийска. Это было легко, потому что все предприятия города стали шефами госпиталей. И куда бы мы ни обращались, все выкладывали сполна и от души: и зеркала, и посуду, и многое другое – что ни попросишь.
      Когда пришло время принимать больных, врачи материально и морально были готовы. В первые дни начала приема раненых и больных с фронта было очень трудно. У Зинаиды Мартыновны врачебный стаж – 10 месяцев, а потом ведь к таким больным она не привыкла. Никогда такого количества раненых и калек не видели. Но сетовать и плакать было некогда. Бойцам надо было оказывать помощь.
   Отделение Зинаиды Мартыновны предназначалось для тяжело раненых. В основном ранения нижних конечностей - уже инвалиды с костылями, без рук. Несмотря на такое гнетущее состояние, врачи старались, как могли, поднимать их настроение, укреплять дух. Своими силами организовывали концерты, пели и танцевали, ставили маленькие инсценировки. Приглашали учеников школ Бийска, они тоже старались, как могли, скрасить жизнь раненым.
      Зинаида Мартыновна говорила, что за эти несколько недель буквально перевернулась вся ее жизнь. Тихая и мирная, казавшаяся теперь уже такой далекой, работа в деревне была взорвана суетой, стонами, кровью, в общем, всеми атрибутами военного хирургического отделения.
     Концерты и выступления перед ранеными – дело, конечно, нужное, но не самое главное. Другие проблемы больше всего волновали ее в те дни, главная из которых: «Где взять вчерашней студентке опыт хирурга?». Ведь помощи ждут сейчас, сию минуту. Один за другим подходили к городу эшелоны с ранеными. Надо было работать, работать и учиться.
     Коллектив отделения, который возглавила Зинаида Мартыновна, боролось за жизни раненых. Главной задачей и для нее, как заведующей, так и для всех ее помощниц было восстановить их силы и способность держать оружие бойцам.
       Проходили месяцы лечения, уезжали на фронт вчерашние пациенты. «Радостью наполнялось в такие дни мое сердце,» - вспоминала Зинаида Мартыновна – «значит, я что-то умею, значит, есть и доля моего участия в этой страшной войне».
      Наступил 1943-й год – новый жизненный этап для Зинаиды Мартыновны. Застучали на стыках колеса вагонов, все дальше на юг уходит от Москвы воинский эшелон, а в одной из его теплушек едет на фронт Зинаида Мартыновна. Далекий Бийск, госпиталь, родители, муж, от которого с фронта давненько не было писем, будущая работа вереницей кружились в голове, сменяя друг друга.
      «На одном из перегонов неподалеку от фронта фашистские самолеты обрушили на наш эшелон свой страшный груз» - вспоминала Зинаида Мартыновна. – «Чудом я уцелела в этой первой бомбежке. Были потом и другие, не менее страшные, но эту, первую, я запомнила на всю жизнь. Все испугались, побежали куда-то, а мы с подругой сидим, затаились – так и не попала в нас бомба. Впервые я испытала то, о чем столько слышала от раненых».
      На Украинском фронте в полевом передвижном госпитале №280 Зинаида Мартыновна тоже была начальником хирургического отделения. Там медлить было нельзя. Отдыха практически не имели. Если кто-нибудь сменит, то только на несколько минут. Потому что хирургов было мало, а раненых – целые поля.
Приходит эшелон летучка. Надо выгружать раненых, а куда? На поле. А в апреле были еще заморозки. И вот это-то поле и бомбит фашист. А раненые, они же не могут этому препятствовать – абсолютно беззащитные. «Летит самолет и обстреливает, все уничтожает. Жутко вспоминать» - говорила Зинаида Мартыновна.
В операционной работали сутками. Так уставали порой, что иногда спускаешься по лестнице из операционной и тут же падаешь.
      Старобельск. Кантемировка. Тяжелые кровопролитные бои. Тысячи раненых, тысячи срочных операций. Огромные, нескончаемые очереди вокруг госпиталя. Стоны и крики. Этому, казалось тогда, не будет конца. За всю войну не выпало ни одного дня, чтобы не было операции. Приходилось делать все – и оперировать, и переливать кровь, и делать перевязки, и накладывать гипс. И это в условиях, максимально приближенных к передовой, под постоянными артобстрелами и бомбежками.
       Счастье остаться жить. Счастье спасти жизнь человеку. Сколько их, спасенных жизней за годы войны? В среднем, Зинаида Мартыновна делала в день по 15 операций, и если умножить это на количество дней войны, сколько получится? Много получится… И как радостно осознавать, что многие из пациентов вновь становились в строй, шли к ПОБЕДЕ, завоевали ее и потом еще долго жили под мирным небом.
        Я всегда буду помнить тебя, моя любимая бабушка и постараюсь быть достойной твоей памяти.
 

Батищева Мария Вячеславовна,
врач акушер-гинеколог, г. Бийск, Алтайского края

Мудро смотрит с фотографии моя прабабушка Зинаида Мартыновна Даньшина – военный врач в Великой Отечественной Войне, заглядывая в саму душу. Когда я встречаюсь к этим взглядом, всплывают в памяти мои беседы с ней.
В один из последних летних дней 1940 года в далекую от больших дорог лесную деревеньку с красивым названием Южаки Зинаида Мартыновна Даньшина приехала после окончания Томского медицинского института. 

Началась война, и политзаключенный епископ Лука сразу послал телеграмму на имя Председателя Президиума Верховного Совета М. И. Калинина: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий, отбываю ссылку в поселке Большая Мурта Красноярского края. Являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ. Лука». Подробнее....

В служении Богу вся моя радость, вся моя жизнь, ибо глубока моя вера

gallery/войно-ясенецкий
gallery/диссертация обложка

"Проблема материнства и детства в период блокады Ленинграда (1941 - 1944 гг.). Историко-медицинский аспект". Автореферат диссертации .

МЕДИЦИНА БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА